Счетчик тИЦ и PR

среда, 7 апреля 2021 г.

Вьетнам 1943 - часть 1

Эту историю моему отцу,  незадолго до смерти, рассказал сосед, с которым он был очень дружен. Рассказывать об этом при  власти коммунистов было небезопасно. Можно было привлечь к себе внимание карательных органов. 

Сосед Михаил участвовал в Великой Отечественной войне в качестве командира сапёрного взвода. Было ему в то время  21 год. Он закончил  3 курса инженерно – строительного института, и сразу получил повестку о призыве  в армию.  В  военкомате объявили, что ему присвоено звание  младшего лейтенанта, и он назначен командиром взвода отдельного сапёрного батальона.

Летом 1943 года его часть находилась на Курской дуге и готовилась к отражению атаки немецких войск.  Целыми днями сапёры строили укрепления, рыли траншеи, устраивали проволочные заграждения и противотанковые рвы.

И вот когда всё началось, Михаил сидел на дне траншеи 3-ей линии обороны, пережидая налёт немецких самолётов, которые без устали сбрасывали бомбы на  наши позиции. Он вспоминал недобрым словам комбата, который послал его на передовую получить акт приёмки выполненных батальоном укреплений. Затем начался артиллерийский обстрел наших позиций немцами. Снарядов они не  жалели. Казалось, этому аду не будет конца. Михаил мысленно уже не раз обращался к Богу и просил помочь ему избежать смерти.

Затем пошли немецкие танки, которые,  оставив несколько подбитых машин у первой и второй линий обороны, стали подходить к траншее, где сидел Михаил. Он посмотрел направо, надеясь на помощь  стоявшего в кустах  противотанкового  орудия, но оно лежало на боку, и возле него никого не было. Слева от него были 2 бойца с противотанковым ружьём, но они лежали на дне траншеи,  раскинув руки. Михаил понял, что они убиты, и он остался один.  В нише траншеи он нашёл 4 бутылки с зажигательной смесью  и подобрал автомат  и запасной диск с патронами убитого бронебойщика.

Немецкий танк был совсем близко, и уже чувствовалось его дыхание   от выхлопных газов. Это была большая приземистая машина, каких раньше Михаил не видел. Он сжался на дне траншее и молил всевышнего, чтобы танк не начал утюжить траншею. Танк перевалил через траншею рядом с Михаилом, взревел двигателем и пополз дальше.

Михаил напружинился, быстро достал две бутылки с зажигательной смесью и метнул одну за другой в моторный отсек танка. Пламя быстро распространилось по корпусу танка, и мотор его заглох. Открылся верхний люк и оттуда выскочил долговязый немец, размахивая пистолетом. Михаил привычно передёрнул затвор автомата и почти не целясь, дал очередь по немцу, который сразу упал. Затем Михаил расстрелял ещё  троих  немцев пытавшихся покинуть танк.

Ещё один с автоматом в руке вылез через нижний люк и прыгнул в траншею к Михаилу. Но сразу получил очередь в упор и упал лицом вниз, уронив автомат.

Михаил  вставил в автомат запасной диск и огляделся. Танк горел, рядом с ним никого не было. Траншея, где он находился, тоже была пустой. Впереди чадили горевшие немецкие танки, больше никого не было видно.

Вскоре в небе опять появились немецкие самолёты. Они методично стали сбрасывать бомбы на  уцелевшие позиции. К ним  присоединились немецкие артиллеристы, добивая тех, кто  был  ещё жив.

Михаил понял,  что надо уходить, один он тут ничего не сделает. Он осмотрел путь отхода. Сзади траншеи была огромная воронка. Он решил первым делом добежать до неё и там осмотреться. Закинув за спину автомат, Михаил  собрался духом, и как только очередная порция снарядов пропахала недалеко землю, бросился к воронке. 

На бегу он заметил, что дно воронки затянуто сплошным густым белым туманом.  Однако, раздумывать было некогда, он с размаху прыгнул  туда и услышал за спиной разрыв снарядов в траншее, где он только что был.

Жив, мелькнуло у него в голове, и он закрыл глаза.  Сразу стало легче, он расслабился, и ему показалось, что он несётся куда-то совсем далеко.

Михаил открыл глаза и прислушался. Из-за тумана ничего не было видно, но он отчётливо слышал интенсивную стрельбу и разрывы мин и снарядов. Минут через 10 всё стихло.

Немного подождав, он стал выбираться из воронки. Выполз на край и первым делом увидел лес. Странно, подумал он, ведь лес был далеко, мы оттуда брёвна возили.  Лес был необычным. Ему показалось, что он увидел там пальмы. Вдалеке сидели на траве 3 солдата и курили. Михаил достал бинокль и стал их рассматривать, вдруг это немцы.  Его поразило, что форма на солдатах была ему незнакома, но явно не немецкая.  От воронки в сторону солдат тянулась неглубокая траншея. Он соскользнул туда и стал двигаться в сторону сидящих солдат. Пройдя метров 10, он увидел двух лежащих в траншее мёртвых солдат. Один сжимал в руках пулемёт Дегтярёва, возле второго лежала винтовка незнакомого Михаилу образца. Что поразило его - оба мертвеца  были одеты в тёмные комбинезоны, а не в военную форму. Оба небольшого роста и имели узкий разрез глаз. Он осторожно обошёл их и двинулся дальше.

Подойдя к сидящим солдатам совсем близко, он услышал английскую речь. Как хорошо, что в школе  и институте он изучал английский язык и имел отличные оценки, поэтому неплохо понимал, о чём говорят солдаты. Американцы, второй фронт - мелькнуло в голове Михаила. Он радостно высунулся из траншеи и помахал двумя руками сидящим солдатам. Те сразу вскочили, схватили свои винтовки и крикнули что-то ему на непонятном языке.

Михаил улыбнулся и закричал на английском, что от лица командования Красной армии он рад приветствовать союзников по антигитлеровской коалиции. Подняв руки в дружеском приветствии, он направился в сторону стоящих солдат. Подойдя вплотную, он изящно козырнул и представился: «Младший лейтенант Назаров. Командир взвода отдельного сапёрного батальона».

Солдаты молча смотрели на него, держа его на мушке. Один из них сказал: «Это офицер, надо позвать лейтенанта». Один из них спустился в траншею и ушёл. Другой  солдат попросил посмотреть мой автомат. Повертев его в руках, он спросил, где я его взял. Я ответил, что взял в траншее у убитого солдата. Американец, возвращая мне автомат, сказал: «Да, у въетконговцев много русского оружия, мы часто находим такие у них автоматы».

Вскоре посланный солдат вернулся вдвоём. Подошедший обратился к Михаилу с вопросом, кто он такой. Михаил козырнул и пояснил, что он офицер Красной Армии  и рад приветствовать  американских союзников в битве под Курском.

Американский лейтенант удивлённо посмотрел на него и спросил, какой сегодня год. Получив ответ, что сейчас 1943год, он приказал одному из солдат позвать сержанта Тома.  Подошедший сержант с интересом стал осматривать мою форму, а затем на чистом русском языке спросил кто я. Получив ответ, он захохотал и сказал: «Здесь, что кино снимают». Но затем попросил мои документы. Внимательно изучив моё офицерское удостоверение, он спросил, как я тут оказался. Я долго рассказывал, как начался бой, как я подбил немецкий танк, как спрятался от обстрела в воронке, а когда вылез, увидел вот этих солдат. Том внимательно меня слушал и вдруг спросил, знаю ли я, где нахожусь. Я достал офицерскую сумку и показал ему на карте место, где как я думаю, мы сейчас находились. Том ещё раз расхохотался. Затем попросил у лейтенанта карту и показал место нашего расположения. Не удивляйся - сказал он, сейчас 1966 год, и мы находимся во Вьетнаме, где идёт война. Ты с одной войны попал на другую, только в будущем времени.

Весть о моём появлении быстро распространилась по американскому подразделению. Подошли ещё солдаты и офицеры. Они угощали меня сигаретами, пепси-колой, жевательной резинкой. Дружески хлопали меня по плечу и говорили, что рады видеть своего союзника из России.

Но вскоре подошёл какой-то чин и сердито велел всем разойтись. Строго посмотрел на меня и спросил на кого я работаю. Я сначала не понял, но он настаивал назвать ему разведподразделение,  которое меня сюда прислало.

Не знаю, долго бы это продолжалось, но подбежал Том и крикнул: «Прячьтесь,  сейчас будет обстрел». Мы прыгнули в траншею и тут же завыли мины и раздались частые глухие звуки разрывов. Офицер, который меня допрашивал, замешкался и свалился в траншею уже с пробитой головой.

Том подполз ко мне и спросил, помню ли я где та воронка, из которой я вылез. Я ответил, что да. Ползи туда и прыгай обратно в своё время. Здесь другое время, не твоё. Он вытащил из кармана зажигалку и сунул мне в руку, это тебе на память от меня. Я достал свой портсигар, быстро ножом нацарапал на внутренней части портсигара - Назаров Михаил 1943 год и отдал Тому. Он пожал мне руку и сказал: «Михаил, я русский  меня зовут Анатолий. Жизнь так сложилась, что я оказался в Америке, а теперь служу в американской армии. Давай скорей ползи по траншее обратно, пока мины летят, потом будет поздно».

Не помню, как я добрался до этой злополучной воронки, на дне которой клубился густой туман и прыгнул опять туда. Очнулся я в медсанбате. Врач сказал, что у меня  сильная контузия и надо проходить обязательное лечение, иначе стану инвалидом. Почти полгода я провёл в госпитале. Моя память постепенно восстановилась, но временами возникали сильные головные боли, поэтому из армии меня демобилизовали.  Военврач, уже пожилой человек, который лечил меня, сказал, чтобы я не беспокоился, постепенно всё пройдёт. Перед выпиской я зашёл к нему и рассказал о том, что со мной произошло. Он внимательно посмотрел на меня и сказал: «Никому об этом никогда ни рассказывай». При  выписке в госпитале мне выдали мою форму и вещи, которые были при мне на момент поступления в госпиталь. Среди них я увидел зажигалку, которую мне подарил Анатолий. Значит то, что произошло со мной это правда, и я побывал  на войне во Вьетнаме в 1966 году.

Продолжение в следующей статье.

Комментариев нет:

Отправка комментария